Victor Frankl "El hombre en busca de sentido"

¨Quien tiene un porqué para vivir, encontrará casi siempre el cómo¨ - F.Nietzsche

...Fue entonces cuando aprehendí el significado del mayor de los secretos que la poesía, el pensamiento y el credo humanos intentan comunicar: la salvación del hombre está en el amor y a través del amor. Comprendí cómo el hombre, desposeído de todo en este mundo, todavía puede conocer la felicidad - aunque sea sólo momentáneamente - si contempla al ser quierido.

El modo en que un hombre acepta su destino y todo el sufrimiento que éste conlleva, la forma carga con su cruz, le da muchas oportunidades - incluso bajo las circunstancias más difíciles - para añadir a su vida un sentido más profundo. Puede conservar su valor, su dignidad, su generosidad. O bien, en la dura lucha por la supervivencia, puede olvidar su dignidad humana y ser poco más que un animal. Aquí reside la oportunidad que el hombre tiene de aprovechar o de dejar pasar las ocasiones de alcanzar los méritos que una situación difícil puede proporcionarle.

Lo que de verdad necesitamos es un cambio radical en nuestra actitud hacia la vida. Tenemos que aprender por nosotros mismos y, después, enseñar a los desesperados que en realidad ni importa que no esperemos nada de la vida, sino si la vida espera algo de nosotros. Tenemos que dejar de hacernos preguntas sobre el significado de la vida y, en vez de ello, pensar en nosotros en seres a quienes la vida les inquiriera continua e incesantemente. Nuestra contestación tiene que estar hecha no de palabras ni tampoco de meditación, sino de una conducta y una actuación rectas. En última instancia, vivir significa asumir la responsibilidad de encontrar la respuesta correcta a los problemas que ello plantea y cumplir las tareas que la vida asigna continuamente a cada individuo.

...Nosotros hemos tenido la oportunidad de conocer al hombre quizá mejor que ninguna otra generación. ¿Qué es, en relidad, el hombre? Es el ser que siempre decide lo que es. Es el ser que ha inventado las cámaras de gas, pero asimismo es el ser que ha entrado en ellas con paso firme musitando una oración.

Erich Fromm "The heart of man"

Мотив мести обратно пропорционален силе и продуктивности группы или отдельного индивида. Слабак и калека не имеют другой возможности восстановить разрушенное самоуважение, кроме как отомстить в соответствии с lex talionis (глаз за глаз, зуб за зуб). Напротив, продуктивно живущий человек совсем или почти совсем не имеет в этом нужды. Даже если его ущемляют, оскорбляют или ранят, он как раз благодаря продуктивности своей жизни забывает о том, что было сделано ему в прошлом. Его способность творить проявляется сильнее, чем его потребность мстить.

Созидание жизни требует известных свойств, которые отсутствуют у импотентного человека. Разрушение жизни требует только одного: применения насилия. Импотенту нужно только обладать револьвером, ножом или физической силой, и он может трансцендировать жизнь, разрушая ее в других или в самом себе. Таким образом он мстит жизни за то, что она его обделила.
Компенсаторное насилие есть не что иное, как коренящееся в импотенции и компенсирующее ее насилие. Человек, который не может создавать, хочет разрушать.

В близком родстве с компенсаторным насилием находится побуждение полностью и абсолютно поставить под свой контроль живое существо, будь то животное или человек. Это побуждение составляет сущность садизма. Как я показал в своей книге “Бегство от свободы”, желание причинить другому боль не является существенным в садизме. Все его различные формы, которые мы можем наблюдать, выявляют существенный импульс полностью подчинить другого человека своей власти, сделать его беспомощным объектом собственной воли, стать его богом и иметь возможность делать с ним что угодно. Унизить его, поработить – лишь средства достижения этой цели, и самая радикальная цель – заставить его страдать, ибо нет большей власти над человеком, чем принуждать его терпеть страдания и чтобы он не мог защититься против этого.

Римский Колизей, в котором тысячи импотентных людей с большим удовольствием наблюдали за схваткой диких животных, за тем, как люди убивали друг друга, является великим монументом садизму... Из этого соображения вытекает следующее. Компенсаторное насилие является результатом непрожитой искалеченной жизни, причем ее неизбежным результатом. Оно подавляется посредством страха и наказания или направляется в другое русло через разного рода представления и развлечения. Однако как потенциал оно продолжает существовать и становится очевидным, когда ослабевают подавляющие его силы. Единственное лекарство против этого – увеличение творческого потенциала, развитие способности человека продуктивно использовать свои силы. Только это может помочь человеку перестать быть калекой, садистом и разрушителем, и только отношения, способствующие приобретению человеком интереса к жизни, могут привести к исчезновению импульсов, из-за которых история человечества была столь постыдной вплоть до сегодняшнего дня.

Компенсаторное насилие, в отличие от реактивного насилия, не находится на службе у жизни, в гораздо большей степени оно является патологической заменой жизни; оно указывает на увечье и пустоту жизни. Однако именно через свое отрицание жизни оно демонстрирует потребность человека быть живым и не быть калекой.

Карл Густав Юнг - тип некрофильного характера? Во дела!

Сходное явление можно наблюдать у нарциссичного человека, влюбленного в женщину, которая не отвечает на его любовь. Он просто не поверит, что женщина его не любит. Он будет аргументировать ситуацию следующим образом: «Это невозможно, чтобы она меня не любила, в то время как я ее так сильно люблю». Или: «Я не мог бы ее так сильно любить, если бы она меня тоже не любила». Затем он попытается объяснить себе отсутствие взаимности со стороны женщины примерно так: «Она неосознанно любит меня; она страшится силы своей любви; она хочет испытать меня, чтобы помучить», и тому подобное. Существенным здесь, как и в предыдущем случае, является то, что нарциссичный человек не в состоянии поставить себя на место другого человека, иного, нежели он сам.

Какие факторы благоприятствуют свободе выбора, даже когда иррациональная склонность более сильна, то поймем, что ясное осознание ситуации является решающимфактором при принятии решения в пользу лучшего, а не худшего. При этом речь идет
(1) об осознании того, что хорошо и что плохо;
(2) об осознании того, какой способ действия в конкретной ситуации подходит для достижения желаемой цели;
(3) об осознании сил, которые стоят за открыто проявленным желанием, то есть об осознании собственных неосознанных желаний;
(4) об осознании реальных возможностей, между которыми есть выбор;
(5) об осознании последствий, которые повлечет за собой решение в том или другом случае;
(6) об осознании того, что осознание как таковое нам не поможет, если оно не идет рука об руку с желанием действовать, с готовностью взять на себя боль и лишения, неизбежные, если действовать наперекор своим страстям.

На деле же мы, как правило, не свободны в последнем решении. Но на более раннем этапе, когда мы еще не запутались так глубоко в наших страстях, у нас есть свобода выбора. Обобщая, можно было бы сказать, что одна из причин, по которой большинство людей терпит неудачу в своей жизни, заключается в том, что они не отдают себе отчет, в какой момент они еще свободны действовать в соответствии со своим разумом, они осознают ситуацию только тогда, когда уже слишком поздно принимать решение.

Спиноза считал, что задача человека, его этическая цель состоит в том, чтобы сократить свою детерминированность и достигнуть оптимума свободы. Человек может достичь этого, когда он осознает самого себя, когда свои страсти, которые делают его слепым и держат в оковах, он превратит в такие аффекты, которые позволят ему действовать в соответствии со своими истинными интересами как человеческого существа.

Свобода не есть нечто дарованное нам; согласно Спинозе, это то, что мы можем в известных границах приобрести посредством познания и усилий. Если мы сильны и сознательны, мы можем выбрать альтернативу. Однако завоевать свободу трудно; поэтому большинство из нас терпит при этом неудачу. Завоевание свободы становится возможным через разум, через адекватные идеи, через осознание самого себя. Но оно возможно только в том случае, когда человек прикладывает в этом направлении больше усилий, чем готово приложить большинство людей.

Детерминист Фрейд тоже был человеком, который хотел изменять: он хотел превратить невроз в здоровье и заместить господство Оно господством Я. Невроз, какого бы вида он ни был, представляет собой не что иное, как потерю свободы человека разумно действовать. Психическое здоровье представляет собой не что иное, как свободу человека действовать в соответствии со своими истинными интересами.

Добро состоит в том, что мы все более приближаем наше существование к нашей истинной сущности, зло состоит в постоянно возрастающем отчуждении между нашим бытием и нашей сущностью.

Мы должны на деле достичь осознания самих себя, чтобы иметь возможность выбрать добро, но это самосознание не поможет нам, если мы потеряли способность быть до глубины души взволнованными бедой другого человеческого существа, дружеским взглядом, пением птиц и свежей зеленью травы. Если человек равнодушен к жизни, то больше нет надежды, что он выберет добро. Его сердце действительно ожесточилось настолько, что его «жизнь» закончилась.

Erich Fromm "The Art of Loving"

Love is an action, the practice of a human power, which can be practiced only in freedom and never as the result of a compulsion.


Man's happiness today consists in having fun. Having fun lies in the satisfaction of consuming and "taking in" commodities, sights, food, drinks, cigarettes, people, lectures, books, movies — all are consumed, swallowed. The world is one great object for our appetite, a big apple, a big bottle, a big breast; we are the sucklers, the eternally expectant ones, the hopeful ones — and the eternally disappointed ones.


...In this (modern) concept of love and marriage the main emphasis is on finding a refuge from an otherwise unbearable sense of aloneness.


A form of pseudo-love which is not infrequent and is often experienced (and more often described in moving pictures and novels) as the "great love" is idolatrous love. If a person has not reached the level where he has a sense of identity, of I-ness, rooted in the productive unfolding of his own powers, he tends to "idolize" the loved person. He is alienated from his own powers and projects them into the loved person, who is worshiped as the summum bonum, the bearer of all love, all light, all bliss. In this process he deprives himself of all sense of strength, loses himself in the loved one instead of finding himself. Since usually no person can, in the long run, live up to the expectations of her (or his) idolatrous worshiper, disappointment is bound to occur, and as a remedy a new idol is sought for, sometimes in an unending circle. What is characteristic for this type of idolatrous love is, at the beginning, the intensity and suddenness of the love experience. This idolatrous love is often described as the true, great love; but while it is meant to portray the intensity and depth of love, it only demonstrates the hunger and despair of the idolator.


Another aspect of sentimental love is the abstractification of love in terms of time. A couple may be deeply moved by memories of their past love, although when this past was present, no love was experienced — or the phantasies of their future love. How many engaged or newly married couples dream of their bliss of love to take place in the future, while at the very moment at which they live they are already beginning to be bored with each other? This tendency coincides with a general attitude characteristic of modern man. He lives in the past or in the future, but not in the present.


Parents cannot separate in order not to deprive the children of the blessings of a unified home. Any detailed study would show, however, that the atmosphere of tension and unhappiness within the "unified family" is more harmful to the children than an open break would be — which teaches them at least that man is able to end an intolerable situation by a courageous decision.


One other frequent error must be mentioned here. The illusion, namely, that love means necessarily the absence of conflict. Just as it is customary for people to believe that pain and sadness should be avoided under all circumstances.


There is only one proof for the presence of love: the depth of the relationship, and the aliveness and strength in each person concerned; this is the fruit by which love is recognized.


Contemporary man is rather like a child of three, who cries for father when he needs him, and otherwise is quite self-sufficient when he can play.


The belief in God to most people is the belief in a helping father — a childish illusion.


Yet, even more than self-discipline, concentration is rare in our culture. On the contrary, our culture leads to an unconcentrated and diffused mode of life. You do many things at once; you read, listen to the radio, talk, smoke, eat, drink. You are the consumer with the open mouth, eager and ready to swallow everything — pictures, liquor, knowledge. This lack of concentration is clearly shown in our difficulty in being alone with ourselves. To sit still, without talking, smoking, reading, drinking, is impossible for most people. They become nervous and fidgety, and must do something with their mouth or their hands. (Smoking is one of the symptoms of this lack of concentration; it occupies hand, mouth, eye and nose. )


Modern man thinks he loses something — time — when he doesn't do things quickly; yet he doesn't know what to do with the time he gains — except kill it.


It is essential, however, that discipline should not be practiced like a rule imposed on oneself from the outside, but that it becomes an expression of one's own will; that it is felt as pleasant.


To learn concentration requires avoiding, as far as possible, trivial conversation, that is, conversation which is not genuine. If two people talk about the growth of a tree they both know, or about the taste of the bread they have just eaten together, or about a common experience in their job, such conversation can be relevant, provided they experience what they are talking about, and do not deal with it in an abstractified way; on
the other hand, a conversation can deal with matters of politics or religion and yet be trivial; this happens when the two people talk in cliches, when their hearts are not in what they are saying. I should add here that just as it is important to avoid trivial conversation, it is important to avoid bad company.
By bad company I do not refer only to people who are vicious and destructive; one should avoid their company because their orbit is poisonous and depressing. I mean also the company of zombies, of people whose soul is dead, although their body is alive; of people whose thoughts and conversation are trivial; who chatter instead of talk, and who assert cliche opinions instead of thinking. However, it is not always possible to avoid the company of such people, nor even necessary. If one does not react in the expected way — that is, in cliches and trivialities — but directly and humanly, one will often find that such people change their behavior, often helped by the surprise effected by the shock of the unexpected.


To be concentrated means to live fully in the present, in the here and now, and not to think of the next thing to be done, while I am doing something right now.


To love means to commit oneself without guarantee, to give oneself completely in the hope that our love will produce love in the loved person. Love is an act of faith, and whoever is of little faith is also of little love.

de "El amor dura tres años"

El amor es un combate perdido de antemano.

Acaba de cumplir treinta años: la edad espuria en la que uno es demasiado viejo para ser joven y demasiado joven para ser viejo.

Estoy rodeado de risas forzadas.

A menudo se dice que "hay que mantener las aparencias". Yo digo que hay que asesinarlas, es el único modo de salvarse.

Estoy muerto. Cada mañana me despierto con un insoportable deseo de dormir.

Creo que soy la persona más triste que jamás he conocido.

Hay noches en las que dormir sería un lujo. Dormir para poder despertar de esa pesadilla.

Бегбедер говорит моими словами!:
La cosa funciona así: tienes veinte años, te deviertes un poco y, cuando te despiertas, ya tienes treinta. Se acabó: tu edad no empezará nunca más con el dígito 2.

Jamás la opreción fue tan violenta como en nuestra época de falsa libertad.

Estaba como todo el mundo, como tú, lector, convencido de ser el excepción que confirma la regla. Por supuesto, la infelicidad no iba a afectarme, conseguiría esquivarla. El fracaso es algo que sólo les ocurre a los demás.

Nuestra generación es demasiado superficial para el matrimonio.
¿De dónde nos viene esta curiosa obsesión: empeñarse a cualquier precio en ser feliz con una sola persona?

Hay que acabar con la metira del amor eterno, sobre el que se fundamenta nuestra sociedad, artesano de la infelicidad de la gente.

Resulta bastante exasperante darse la cuenta de que uno se hace las mismas preguntas que todo el mundo. Es un lección de humilidad.
¿Hago bien abandonando a alguien que me quiere?
¿Soy una hijo de puta?
¿De qué sirve la muerte?
¿Se puede ser feliz?

¿Por que todo el mundo huye de la soledad? Porque obliga a pensar. En nuestros días, Descartes ya no escribiría "Pienso, luego existo". Diría: "Estoy solo, luego pienso".

Cuando más enamorado estás, más agradable es hacer el amor.

Los ricos de hoy han olvidado que el dinero es un medio, no un fin.

Cuando eres pobre, por lo menos puedes pensar que todo podría arreglarse con dinero. Pero cuando eres rico, no puedes pensar que con una nueva casita en el Midi, otro coche deportivo, todo se arreglará. Cuando eres rico, ya no hay excusas.

Para ser feliz, hay que haber sido infeliz. Sin el aprendizaje del dolor, la felicidad no es sólida.

La felicidad es el silencio del dolor.

Oporto

Ну а что касается The best destination-2014, а именно португальского города Порто, я не впечатлилась. Настолько мне запал в душу Лиссабон, что практически все время пребывания там я откровенно тяготилась и считала часы до отлета. А может я просто уже поскорее хотела улететь в Барселону, чтобы... ну в общем, в Барселону ) Хотя ладно, так и быть, местные виды, особенно на море, чудесны )




Collapse )

Вспоминая Дюссельдорф...

Душа болит оттого, как я скучаю по путешествиям. Каждый день в голове крутятся воспоминания о том, как было классно в Европе, и о том, как будет еще лучше совсем скоро. Но когда, когда это самое "скоро" настанет?? Недавно наткнулась на одну фразу: "Как проходит каждый день, так на самом деле проходит и сама жизнь". Вроде очевидно и просто, но это заставило меня задуматься... а ведь и правда... я каждый день живу словно на черновик, надеясь, что вот еще чуть-чуть и начнется та самая жизнь, о которой я мечтала. И каждый день я живу совсем не так, как хочу. Единственное, что дает мне силы как-то сохранять бодрость духа - это надежда на то, что вскоре все станет по-другому, что я снова отправлюсь в дальние странствия, еще более сумасбродные, но именно то, как я живу прямо сейчас, и есть моя жизнь. Не эти мечты и цели, а вся та рутина и бесцветность каждого дня. Меня не радует ничто, кроме путешествий. Ни общение с друзьями, особенно пустой бесполезный треп, ни работа, ни творчество, потому что творить без усилий пока не получается, да и результатов особых оно пока не приносит. Какое-то бессмысленное существование, ежедневные повторяющиеся вещи, все одно и то же, ничего нового. Ничего плохого не происходит, конечно, но и ничто не волнует меня до глубины души. "В зобу дыханье сперло" - это лишь, когда я сажусь в самолет. Счастье есть, но не здесь и не так. Все так тошнотворно ровно и предсказуемо. И хотя я стараюсь не сидеть сложа руки, учусь, строю планы, покупаю те вещи, которые мне понадобятся в будущем, впереди еще столько нужно сделать, прежде чем снова собрать чемодан и уехать... а терпенья-то уж почти и не осталось :) Каждую ночь засыпаю с мыслями о будущих странствиях, и снится мне Рио, и люди, вышагивающие по набережным в белых штанах...

Эх... а хотела-то просто несколько фоток Дюссельдорфа запостить :)

12345

3636363

555

P.S. Но в общем и целом все хорошо, конечно :)

moments of Brussels...

И снова одни лишь фотографии. Я устала, сегодня был тяжелый день, и меня хватает лишь на то, чтобы загрузить картинки. В сегодняшней подборке случайные улицы, город как он есть.

Главная площадь Брюсселя вечером...
IMG_7268

... и днем
IMG_7116

Collapse )

Как я в Брюсселе на крышу ходила

Блог был незаслуженно заброшен по причине не самой уважительной. Но я наконец откалибровала свой ноут, а значит снова могу залезать в фотошоп и редактировать картиночки.

Вчера неожиданно для себя залезла в папку "Брюссель" и обнаружила горы неопубликованных фотографий. Сколько воспоминаний! как будто и не прошло полгода... Начну свой фото-ностальжи-марафон с нескольких фотографий, сделанных с крыши мансарды Лизы в самом сердца Брюсселя. Эта та замечательная девушка, у которой я остановилась на пару дней, и которая жила (и живет, конечно) в необычном доме, являющимся в прошлом мануфактурной фабрикой. С Лизой и ее сестрой, наглаживая кроликов в руках, мы смотрели "Настоящую кровь", наперебой ругая глупую Суки, которая опять засунула свой нос туда, куда ее не просили! Лиза показала мне город и рассказала кучу интересных вещей. Например, что у них принято по вечерам ходить в бар просто пообщаться. Т.е. в Брюсселе куча баров, где нет даже залежалого бутерброда, а только одни напитки. И народ совсем необязательно пьет алкоголь. Мы, например, пили сок, и нормально :) Главная фишка - socialising.
... дааа, это было круто :)

А с крыши в центре Брюсселя такие вот виды:

IMG_7199

Такие же бывшие фабрики рядом:
IMG_7203

Collapse )